Официальный сайт

Алексей Кудрин. Официальный сайт

Уверен в возможности успешной реализации сценария спокойной ненасильственной трансформации нашей политической системы и всего государства

Комитет
гражданских
инициатив

Главная » Новости - 16.03.2017

На вызовы ближайших 10-15 лет мы должны ответить переформатированием институтов государства

Выступление на Неделе российского бизнеса 2017

Дорогие друзья, во-первых, спасибо за приглашение! Это для меня большая честь. У вас съезд всегда проходит очень основательно, обсуждаются самые актуальные вопросы. Я желаю успеха вашему съезду. Уверен, президент сегодня добавит новых мер, которые он и правительство собираются проводить, чтобы повысить доверие бизнеса. Сейчас мы видим, что инвестиционный климат некоторое время не улучшается, в чем-то даже ухудшается. И я слышу от членов бюро РСПП, что зачастую инвестиционный климат является враждебным.

Наверное, тема доверия к политике и само проведение последовательной политики является сегодня чрезвычайно важным фактором. Я уже слышал отклики от тех, кто выступал здесь, и из правительства. Ориентация на повышение доверия бизнеса и власти сегодня является ключевым моментом. Но произойти это может только в результате последовательных шагов, которые должно проводить правительство. Сейчас существует дефицит таких шагов, направленных на повышения доверия бизнеса к политике. Только в этом случае будет складываться прогнозируемость условий, которые бизнесу так необходимы.

Моя тема заявлена, как «Элементы стратегии». Работа над стратегией идет, я приветствую все альтернативные работы и группы, которые работают над стратегией. У правительства теперь появился свой комплексный план работы с 2017-го по 2025-й. Предполагается, он будет озвучен в мае. Готов говорить сейчас в основном о подходах, элементах. Прежде всего это следует из тех вызовов, которые стоят перед страной.

Представим себе, мы хотим выйти на темпы роста ВВП выше 3,5-4%, выше среднемировых. Только тогда российская экономика не будет сжиматься по сравнению с мировой экономикой в среднем. Это достаточно серьезная заявка, даже несмотря на то, что в нулевые годы мы имели темп роста в течение многих лет около 7%. Но сегодня даже 3,5% является большой, серьезной, трудноподъемной задачей для нашей страны. Почему это случилось? В первую очередь, в результате накопления структурных проблем, в некоторой степени даже их обострения. Я вам приведу пример: в ближайшие 15 лет количество молодого трудоспособного населения от 20 до 39 лет сократится на 10 миллионов человек. Мы будем существенно меньше иметь квалифицированной молодой рабочей силы. В большей степени нам придется опираться на уже зрелых людей более пожилого возраста в поиске новой рабочей силы.

Встала проблема увеличения трудовых ресурсов. За счет чего формируется рост? Это трудовые ресурсы, объем инвестиций, производительность. С трудовыми ресурсами понятно, они не станут особым драйвером роста. Инвестиции – мы в прогнозе ЦСР планируем, что в результате применения всех мер политики, институтов и инструментов финансирования мы выйдем на максимальный объем инвестиций по опыту нулевых. В нулевых, в благоприятный период, у нас инвестиций было 21% ВВП. 21-22% мы можем достичь в ближайшие годы, даже несмотря на санкции. И это достаточно оптимистично.

Объем труда, объем инвестиций недостаточен для того, чтобы выйти на темпы роста 3,5-4%. Решающий фактор – рост производительности. А если мы начинаем рассматривать факторы, из которых складывается производительность, то, безусловно, это общие условия, которые связаны с издержками бизнеса на защиту своей собственности, на работу с государством и регулирующими органами в первую очередь. Это в том числе администрирование экспорта, любых видов деятельности, контрольно-надзорной деятельности.

Первое, с чего нужно начинать снижение издержек для бизнеса – существенное уменьшение затрат, которые создаются и генерируются самим государством для бизнеса. Здесь нужно сделать решительный шаг в ближайшие годы. Не настройку, не корректировку, здесь нужно решительно изменить всю ситуацию. Поэтому настройка институтов судебной системы, правоохранительной, надзорно-контрольной, регулирующей, всех министерств, ведомств, является ключевым фактором. Надеюсь, мы зачастую совпадаем с правительством, с альтернативными группами, которые работают над этим.

За счет чего еще складывается производительность? За счет качества рабочей силы. Численности рабочей силы будет недостаточно, значит, ее качество является принципиальным фактором. Прежде всего мобильность, которая позволяет концентрировать рабочую силу в точках роста, и качество. С тем уровнем образования, уровнем ответа на запросы рынка, который сегодня дают наши университеты и средние специальные заведения, мы не поднимем качество рабочей силы. Поэтому нам нужно существенно усилить институты образования, ориентировать их на задачи рынка. Здесь я не буду пересказывать, какие предложения мы готовим, но мы считаем, что внимание к образованию требуется ключевое.

Мы предполагаем, что нужно поднять объем расходов на образование. В течение шести лет примерно на 1% ВВП, может быть, чуть меньше, но где-то его нужно взять. Но не только финансированием, но и изменением методик, изменением самого характера образования мы поднимем за ближайшие шесть лет, может быть, десять, качество нашей рабочей силы на тот уровень, который необходим современной экономике. Мы ориентируемся более на средний возраст населения и старший, представителям которого придется работать дольше и переобучиваться. Это означает, что образование должно стать непрерывным в течение всей жизни.

Нам этот сегмент непрерывного образования нужно выстроить в такой степени, которой сегодня требует рынок. Если мы опираемся на более старшее поколение, мы должны повысить активный возраст населения. И в 55, и в 60 лет человек может активно работать. Это означает повышение качества жизни, здравоохранения. Мы предполагаем, что нужно также поднять финансирования здравоохранения за шесть лет примерно на 1% ВВП. Это еще один вызов.

При нынешнем уровне финансирования здравоохранения существенно повысить его качество невозможно. Образование и здравоохранение за счет тех средств, о которых я сказал, должны существенно переоснаститься, выйти на новые, в том числе на технологические новые возможности обслуживания населения. Без денег этого не сделать. В правительстве мне сейчас предложили делать это точечными настройками. Точечными настройками эти две сферы на уровень современный, соответствующий тому, как это работает уже в передовых странах, нам не вывести. Безусловно, там нужно повышать эффективность, она в этих сферах и на 20%, и на 30% может быть повышена. Но только в результате последовательных шагов, в том числе и технического переоснащения, повышения качества управления. Но это произойдет не за один год.

Повышение производительности – это в том числе и сам технологический процесс, технологическое развитие. У нас есть институты технологического развития, у нас есть и субсидии на перевооружение и модернизацию. Их нынешнего объема недостаточно. После Советского Союза не перезапустился механизм технологического развития. В Советском Союзе он был, в той государственной системе – КБ, институты, базовые предприятия, монополисты в своих отраслях. Он был недостаточен, как мы знаем, мы проигрывали в технологическом развитии, особенно в 70-80-е годы. Но сегодня он не сложился в условиях рынка, не стал активным, таким же динамичным, как в странах – наших основных конкурентах.

Сегодня выстраивание этой цепочки от образования, малого предприятия, стартапа до промышленности, капитализации этих инноваций, модернизации предприятия, должно стать важнейшим звеном повышения производительности. Для этого мы также готовим ряд предложений, это должно стать ключевым фактором. В ближайшие 5-10 лет в условиях четвертой промышленной революции нам придется ответить на вопрос, сможем ли мы быть в лидерах технологического процесса или нет. Пока мы серьезно отстаем, наши успехи достаточно локальны.

Мы представлены только в 5% мировых исследований, даже США только в 50%. Нет одной страны, которая бы могла сегодня позволить себе все основные базовые исследования во всех областях. Это значит, что обмен научными знаниями и технологиями в мире также является ключевым фактором для роста производительности. Мы должны быть открыты для инвестиций, для технологий, инвестировать и продвигать свои технологии в мире. Мы должны создать среду, в которой появятся те быстрорастущие компании, капитализация которых за несколько лет достигнет десятков миллиардов долларов в совершенно новых областях.

Создание этой среды становится ключевой задачей правительства, и на это мы в нашей стратегии собираемся обратить внимание. Да, нам недостаточно трудовых ресурсов, нам недостаточно объема инвестиций, нам нужен рост производительности. Но в то же время хочу отметить, что внутренний рынок не поглотит того объема продукции, который нам нужен для роста на 4%. Нам нужно выходить на экспорт. Прежде всего, несырьевой экспорт должен существенно расширяться. За десять лет он должен превысить объем сырьевого, причем это должен быть не энергетический экспорт.

Это намного более сложная задача, чем просто увеличивать экспорт традиционных наших товаров (и многие экспортеры здесь присутствуют). Это означает, средний бизнес должен выйти на экспорт. Он не должен бояться этого барьера, это должно быть просто, легко, максимально просто, как это работает на внутреннем рынке. Необходимо создание новых возможностей, новых каналов, новых платформ выхода на экспорт. Все сектора и виды бизнеса должны начать ориентироваться на экспорт, должны появиться новые KPI для отраслей, регионов. Я имею в виду отрасли с точки зрения министерств, в том числе и госкомпаний. А также KPI для тех, кто создает условия для бизнеса по созданию новых каналов выхода на экспорт. Без расширения экспорта нам не видать 3-4% роста. Это новая продукция, новые технологические уровни продукции.

Нам нужна реформа государственного управления, здесь тоже надо будет вводить новые технологии – использование больших данных применительно к анализу деятельности подведомственных отраслей, контрольно-надзорной деятельности. Государство должно максимально уйти и не мешать, не проверять каждое предприятие в "живом режиме". Надзор должен стать менее заметным, сфокусированным на зонах риска. Государство должно показать пример, как работать в новых условиях. Предстоит реформировать целый блок работы по изменению функций государства, его взаимоотношений с бизнесом. Мы должны ответить на вызовы ближайших 10-15 лет перестройкой ключевых институтов власти и управления, которые связаны с созданием условий для бизнеса. Мог бы добавить здесь региональный аспект, но, может быть, не сейчас.

25 лет назад мы стали создавать рынок, 15 лет назад нас признали страной с рыночной экономикой, с основными базовыми институтами рынка. Но даже высокие доходы успешных лет не показали, что мы стали более эффективными. Сейчас нам нужно перезагрузить эффективность всей нашей государственной системы, всего регулирования и создать новые возможности для бизнеса.

Частные инвестиции и частное предпринимательство станут основным драйвером роста ближайших лет. Если мы не создадим им условия, роста не случится. И я видел предложения РСПП, которые внесены в правительство, со многими предложениями согласен, сейчас не буду их перечислять. В отношении налоговых льгот - более осторожно предлагаю обсуждать эту тему. При этом согласен со всеми теми пунктами, которые связаны с установлением более стабильных правил: откладывание сроков введения новых регулятивных документов, чтобы бизнес мог подготовиться, и неизменностью условий.

Сегодня обсуждается так называемая модель 22/22 - 22% страховые взносы, 22% НДС. Из всех предложений, из всех обоснований не услышал достаточных аргументов для такого решения пока. Это не значит, что они не поступят. Кто-то выиграет от этого режима, кто-то проиграет. Но одновременно мы существенно перестраиваем всю пенсионную систему страны. Мы должны понять, что по-другому будут начисляться права пенсионеров, будет дотироваться пенсионная система. Возможно, она должна претерпеть новую, четвертую реформу. В этой связи нужно сопоставить последствия, как для бизнеса, так и для пенсионной системы. Напомню, за последние восемь лет пенсионная система была основным генератором повышения расходов государственного бюджета. Только в связи с той моделью пенсионной системы расходы увеличились на 4% ВВП. У нас ни один другой расход не увеличился на такой объем, примерно на 1,5% выросли оборонные расходы. Ни один другой расход всей бюджетной системы государства так не вырос. Пенсионная система выжимала из бюджетной системы инвестиции. Инвестиции в инфраструктуру, в образование, в здравоохранение - они не увеличились. В этом смысле риск, который связан с демографией и с функционированием пенсионной системы, уже нанес, к сожалению, большие потери развитию. И если мы не просчитаем еще раз эти последствия, то снова можем попасть на существенные риски для экономического роста.

В завершение хочу сказать, что, надеюсь, в течение ближайших двух-трех лет инфляция и ставки кредитования все-таки приблизятся к каким-то разумным значениям. Считаю, это будет 7-8%, нормальные ставки на рынке. Очевидно, мы пока все равно будем зависеть от высокой волатильности цен на нефть, то есть от нашего моноэкспорта нефти и газа. И тем самым это будет влиять на волатильность курса, на риски по инфляции и высокие учетные ставки. Надеюсь, нас не ждут большие прыжки цен на нефть, мы останемся примерно в коридоре между 40 и 60 долларами за баррель. Значит, волатильность курса будет существенно меньше, чем в предыдущие годы. Это позволит стабильнее добиваться низкой инфляции и низких ставок кредитования.

Исторически впервые за последние 15 лет мы, думаю, придем к самым низким ставкам кредитования в экономике, повторяю, буквально в ближайшие два-три года. И если Центральный банк сохранит эту цель в течение нескольких лет, ставки через три года пойдут и дальше, то есть ниже – до 6-7%. На протяжении этих трех лет, думаю, все-таки будет скорее около 8%. Но это существенно ниже, чем то, что сегодня.

Ко мне часто обращаются и часто ожидают, что мы представим какую-то развернутую стратегию развития страны. Дело в том, что по характеру нашего поручения мы представляем эти материалы президенту. И стратегия – это не только мнение экспертов. Эксперты должны высказать его, приветствую еще раз всех тех, кто высказывается по этому поводу. Стратегия – это политический выбор, он должен разделяться лидером и разделяться ключевыми элитами, ключевыми социальными группами, которые связаны с реализацией этой стратегии. Сегодня мы должны пройти этот путь увязки целей стратегии и интересов основных групп.

В первую очередь координировать и руководить этим должен сам президент, если он готов выдвинуть стратегию – ту, которую мы представим как предложение или кто-то другой. Но это будет политический выбор. Поэтому по характеру работы, которой занимается ЦСР, мы не предполагаем в ближайшее время публиковать какие-то развернутые крупные системные документы. Мы уже начали представление этих материалов в администрацию и работаем с правительством. Эти материалы будут появляться по мере необходимости и по решению президента. Но в профессиональном сообществе, среди экспертов мы будем обсуждать серьезные куски этой работы.

первая полоса

Thumb 1 sm

22.04.2017 Система госуправления - старая скрипучая машина с низкой скоростью Старой скрипучей машиной с низкой скоростью, которая "не имеет высокой мощности и в общем-то все ...

Thumb img 49201

20.04.2017 400 млрд руб в год от приватизации в ближайшие несколько лет - хороший показатель 400 млрд руб от приватизации ежегодно в ближайшие несколько лет - хорошая планка. Об этом Алексей...

Thumb hse sm

11.04.2017 Основные препятствия, стоящие перед отечественной экономикой Экономика России по-прежнему «чрезвычайно» зависит от нефтяных цен, эта проблема никуда не делась...

È