Официальный сайт

Алексей Кудрин. Официальный сайт

Уверен в возможности успешной реализации сценария спокойной ненасильственной трансформации нашей политической системы и всего государства

Комитет
гражданских
инициатив

Главная » Новости - 19.06.2015

На Санкт-Петербургском международном экономическом форуме

18 июня Алексей Кудрин принял участие в нескольких сессиях Санкт-Петербургского международного экономического форума. Ключевой стала дискуссия "Честные ответы на злободневные вопросы" на открытии форума. Её модерировал главный редактор "Независимой газеты" Константин Ремчуков. Помимо Алексея Кудрина в ней участвовали Игорь Шувалов и Герман Греф

КУДРИН А. Л.:

– Хочу всех поприветствовать! Во-первых, то, что говорит Игорь Иванович Шувалов - это неплохие программы. И антикризисная, и основные направления деятельности правительства. Но они рассчитаны только до 2018 года. Сегодня главная проблема России – это структурные диспропорции и структурные проблемы. Ни одна структурная серьезная проблема в рамках трехлетнего плана решена быть не может. Мы ожидали, что в основных направлениях деятельности правительства это будет жестче отмечено. Там действительно сказаны важные вещи, но они выходят за рамки решения трех лет и немного декларативно звучат. К сожалению, кроме планов, которые зачастую хорошо смотрятся, у нас есть реальные решения президента, правительства, Думы, которые иногда перечеркивают или идут вразрез с этими планами. Например, закон о деофшоризации существенно меняет среду и взаимодействие с иностранными компаниями. Сейчас росту он не поможет, а количество проверочной деятельности существенно умножит. То же можно сказать про закон о персональных данных. Да, когда-то нужно аккуратнее относиться к персональным данным, особенно в условиях вызовов в сфере безопасности. Но нужно ли это делать срочно? В данном случае опять мы можем в чем-то ошибиться. Могу назвать целый ряд такого рода вопросов, которые сейчас идут не в помощь росту.

Если говорить о том, где мы сейчас находимся с точки зрения роста, то мы находимся в середине шторма. Итоги первого квартала всех немного успокоили, они оказались лучше, чем все ожидали. И многим показалось, что мы прошли пик кризиса. Второй квартал покажет, что это не так. Неопределенность в отношении третьего и четвертого квартала высокая. Перед нами стоят вызовы не только циклического и экономического характера. Они также связаны с ценой на нефть. Это вызовы как политического, так и неэкономического характера. Например, связанные с ограничением на торговлю из-за санкций. Или возможности нового витка санкций. Или ограничения движения капитала, связанные с ограничениями на финансовых рынках. Все это повышает неопределенность и не позволяет надеяться на традиционные методы выхода из кризиса.

Кроме того, мы должны определить нашу модель отношений с западным миром. Хотелось бы верить в то, что вопрос с Украиной решится, Минские соглашения будут выполнены, санкции пойдут на убыль, и мы восстановим в прежнем объеме наши интеграционные механизмы с Западом. Но сегодня у меня складывается ощущение, что отдельные политики, представители Думы и даже правительства говорят о том, что нам нужно отказаться от некоторых механизмов взаимодействия, ценностей или стандартов, которые мы внедряли в последние 15–20 лет. У меня возникло большое опасение по поводу того, что мы хотим, кроме чисто географического поворота на Восток. Например, с точки зрения институтов, которые мы переносили на нашу почву, в том числе в рамках вступления в ВТО и ОЭСР, а также в рамках внедрения у нас международных стандартов финансовой отчетности. У меня возникли опасения по данному вопросу. Это - серьезный новый вызов для российской экономики, связанный с неопределенностью в отношении институтов и нашего взаимодействия с Западом.

ВЕДУЩИЙ:

– Ну и сколько же тогда продлится кризис, если мы видим, что в условиях кризиса перемены делать неудобно и невозможно?

КУДРИН А. Л.:

– Спасибо. Отвечу на некоторые вопросы – и Ваш, и которые Игорь Иванович задавал. Во-первых, мне понравился ответ Игоря Ивановича о преемственности, о работе на западном направлении в прежнем режиме, за исключением тех неизбежных ограничений, которые произошли в рамках международных институтов и взаимодействия с Западом. И при этом наращивании связей с Востоком. Это меня устраивает. Но когда я говорю про структурные реформы, то подразумеваю, что это означает не просто написать хороший документ. Нужна политическая воля, нужна команда, нужен президент, который эту точку зрения разделяет.

Мне очень понравилось, как Нурсултан Назарбаев принял программу «Сто шагов». Он еще, кстати, и выборы провел досрочно, чтобы объявить об этой программе структурных реформ. Почему бы и нам, если мы выборы Думы приближаем, не приблизить и выборы президента, и не объявить новую программу реформ, которую легче проводить, уже имея мандат доверия на ее проведение?

По поводу кризиса. Он в большинстве случаев улучшает производительность, потому что выживают наиболее эффективные. Снижается спрос, остаются эффективные. У тех, кто выживает, в среднем производительность труда становится более высокой. Но прошу не путать, когда это сравнивают с санкциями. Когда говорят, что, мол, давайте не отменять санкции. Мол, пока действуют санкции, мы быстрее что-то сделаем. Это ошибка. Когда санкции в силе и существует дистанцирование от международных институтов, от технологического и научного обмена, от мировых финансовых рынков, мы многократно сокращаем свои возможности. Да, в отдельных случаях мы добьемся выпуска определенной новой продукции у себя. Но это будет локальный успех. Мы произведём что-то передовое, но в целом уменьшим возможности нашей экономики в плане получения финансов, технологических трансфертов и применения научных достижений. Это же не вопрос просто взять и что-то где-то купить. Это процесс непрерывного взаимодействия с ведущими мировыми центрами, создающими технологии, которые мы будем применять через год, через два или через десять лет.

По поводу нашего взаимодействия с Западом. Да, мы будем считаться с политическими ограничениями, связанными с особой ситуацией. Но тогда давайте, допустим, облегчим режим приезда в Россию предпринимателей, финансистов, ученых, упростим образовательный обмен. Я тесно связан сегодня с образованием и встречаюсь сейчас с совершенно странными ограничениями. Усилился контроль за тем кому выезжать, с какими докладами и куда. Все это нужно существенно упрощать. В сфере, где ничего не связано с безопасностью, с чисто политическими вопросами.

Когда мы говорим про хорошие планы, намерения и принципы, мы иногда сталкиваемся с ситуацией, когда правая рука делает одно, а левая - другое. У нас усилился напор всякого рода законодательных инициатив по введению ограничений, дополнительной ответственности, дополнительным наказаниям. Такое ощущение, что где-то работает какой-то генератор выпуска - по-видимому, помимо правительства - идей, носящих ограничительный контрольный характер. Кому-то кажется, что так будет прозрачнее и чище работать рынок. Скорее всего, так не произойдет. Должен констатировать, что мы отходим от концепции создания инвестиционных условий, ведущих к притоку капитала. Вместо этого идет переход к концепции, направленной на то, чтобы подталкивать, регулировать и административно ограничивать. Идет ползучее изменение концепции, отношения к тому, как должен работать рынок. В этом смысле иногда правильные программы, которые есть в правительстве и у президента, перечеркиваются действиями других структур, которые набирают политический вес.

Не всегда есть прямая связь между демократией и экономическим ростом. Нужно использовать исторический момент, в котором мы сейчас находимся. Мы уже пошли по более свободному пути развития демократии, конкуренции и рынка, чем в Китае или где-то еще. Поэтому ни китайский, ни сингапурский вариант у нас уже не сработает. И чтобы точно сформулировать стоящие перед обществом задачи и начать их решать нам нужна более свободная дискуссия в средствах массовой информации, более свободная критика действий правительства и президента. Не должно быть тем, которые исключаются из обсуждения в государственных СМИ. К сожалению, сегодня мы откатились назад в этом вопросе. Государственные масс-медиа стали больше защищать и объяснять политику правительства, а не обсуждать объективно все стороны его деятельности или критиковать, стали больше "играть". Начали что-то опускать, о чем-то меньше говорить, что-то выпячивать. В последнее время я иногда с большим удивлением слышу о наших успехах в экономике по некоторым направлениям, понимая, что речь идет о каких-то совершенно локальных событиях. Делается попытка создать особую картину. В этом смысле вижу недостаток дискуссии и объективной информации для общества.

Тем более меня не удовлетворяет наш нынешний уровень политической конкуренции. Здесь реально очень много фильтров и ограничений. Сегодня, чтобы зарегистрироваться кандидатом в депутаты, не важно, депутатом в Думу, в губернаторы, в местное законодательное собрание, нужно пройти запретительный, порой невероятный путь. Все это нужно существенно упрощать. Думаю, у нас будет непростой период, нас ждут бурные дискуссии по этим вопросам. Но этот период надо когда-то пройти. И нужно начинать этот процесс как можно раньше.

Источник: Россия 24

тема:
ПМЭФ-2015 международная деятельность

первая полоса

Thumb                      56

06.09.2021 Пора дать экономике повзрослеть России следует сократить государственный сектор в период посткризисного развития, заявил глава Сч...

Thumb                      55

03.08.2021 ​Кудрин — РБК: «Несколько сот миллиардов могли бы снизить бедность вдвое» Какая модель госуправления подходит России, как совершить прорыв в экономике и что нужно сделать ...

Thumb                      54

18.07.2021 «Когда все застаивается, зовут либералов» Алексей Кудрин о советском прошлом, переезде в Москву вместе с Путиным и собственном политическом...

È