Официальный сайт

Алексей Кудрин. Официальный сайт

Уверен в возможности успешной реализации сценария спокойной ненасильственной трансформации нашей политической системы и всего государства

Комитет
гражданских
инициатив

Главная » Новости - 10.03.2017

Без существенного повышения производительности труда выход на экономический рост в 3-4% ВВП невозможен

Выступление на сессии "Повышение эффективности производства - национальный приоритет" на Сочинском инвестфоруме 27.02.17

АЛЕКСЕЙ КУДРИН:

Производительность труда является очень важным показателем роста производительности предприятий.

Давайте посмотрим на динамику. С 2002-го по 2015 год производительность труда в России выросла примерно на 60%, а за 5 лет, с 2010-го по 2015 год, – всего на 8%. Это очень низкие темпы роста, по меркам, в том числе, даже быстрорастущих стран.

В стратегию развития, которую сейчас разрабатывает ЦСР, мы закладываем к 2024 году повышение производительность труда на 30%, а к 2035 году планируется её удвоить. Наши расчеты показывают, что только если мы достигнем этих показателей, мы выйдем на темпы экономического роста примерно 3-4%. Если мы не сможем так поднять производительность, то нам не видать экономического роста 3-4%.

В предыдущие периоды, особенно в период Советского Союза и даже до 2008 года, у нас был тренд на рост количества трудоспособного населения. У нас просто увеличилось количество населения. Поэтому мы добивались дополнительного выпуска продукции за счет прироста численности трудоспособного населения. Сейчас у нас снижается количество трудоспособного населения, значит этот фактор работает в минус. Поэтому мы можем увеличивать выпуск продукции, только увеличивая производительность.

Но видело ли и ставило ли правительство эти задачи? Оно всегда видело эти задачи. Если мы поднимем все программы правительства за последние 5-7 лет – эта задача всегда точно формулировалась. Но не выполнялась даже на 50%. Поэтому первый фактор – это качество государственного управления. Если в рамках наших стратегических планов, основных планов действия правительства мы фокусируемся на этой цели, то мы должны ее целенаправленно достигать. Все время анализировать, почему не получается и принимать дополнительные меры. Такого фокусированного управления в целях повышения производительности не происходило. Поэтому качество управления, мобилизация всех наших институтов, возможностей, прежде всего со стороны государства являются очень важными.

Если говорить о росте экономики и выпуске продукции, то мы в ЦСР ориентируемся также на показатель совокупной факторной производительности, где производительность труда является только важным составным моментом. Важно, чтобы росла производительность и труда, и капитала. То есть чтобы инвестиции в целом становились более производительными.

В середине нулевых, в 2007-2008 гг мы даже имели существенный рост инвестиций. Напомню, у нас инвестиции в год прирастали до 20% в реальном выражении, а их производительность с каждым годом снижалась и снижалась. У нас был недостаточный масштаб внедрения новых технологий, новых бизнес-моделей. Но и среда, которая окружала предприятия, не была столь благоприятна.

Коллеги абсолютно правильно называли важнейшие моменты, связанные и с административными барьерами, то, что мы говорим, например, о таможне. Сегодня один из важнейших факторов роста выпуска продукции – это выход на мировые рынки. Сегодня предприятие боится выходить. Для него это как другой мир, космос, особенно для средних и малых предприятий – начать проходить все эти процедуры, плюс потом еще отчитываться как участнику валютных операций и прочее. Это сегодня является важнейшим и высоким барьером.

Еще одна общая проблема – слабое техническое развитие, технический прогресс. Мы много говорим об этом, у нас есть целые программы, фонды поддержки инноваций. Но в конечном счете мы видим, что, несмотря на объем затрат на этом направлении со стороны государства, у нас доля инновационной продукции растет минимальными темпами. По концепции долгосрочного развития, принятой в 2008 году, у нас доля инновационной продукции в экономике должна была вырасти до 40%. Она в 2007 году была примерно 7%, а сейчас 9%, вместо 40. То есть мы не развиваемся в части технического прогресса.

Почему все усилия не дали нужный результат? Оказывается, дело не только в том, чтобы продумать, где произвести эти инновации и кому их предложить. Оказывается, вся цепочка от применения высококвалифицированной рабочей силы, венчурного финансирования, предприятия, заинтересованного в их использовании – вся эта цепочка не работает должным образом. Она работает точечно, спорадически. Кому-то что-то удается. Но по-настоящему навыков, умений, институтов, которые связали бы всю эту цепочку воедино, создали единую индустрию производства инноваций и их внедрения с целью победы на рынке в конкурентной борьбе, у нас не создано.

После Советского Союза не перезапустился процесс технологического развития в современном формате. И сейчас наша стратегия, которую мы пишем, должна ответить на вопрос как её запустить, иначе мы останемся страной, отстающей в технологическом развитии. Мы теряем свои позиции во многих отраслях. Мы не можем занять те ниши в мире, которые сейчас быстро развиваются. В них в течение нескольких лет вкладываются сотни миллиардов долларов – и возникают новые рынки. А мы не можем на них войти.

Один из примеров – цифровизация. Это цифровая экономика, о которой мы все говорим. Она в ближайшие лет 10 даст ключевой прирост во всех отраслях. Цифровизация, то есть переход на новые стандарты описания процессов, использования больших данных. Мы анализировали совокупную факторную производительность и выяснили, что из всех факторов, которые подействуют на российскую экономику в ближайшие 10-15 лет самым серьезным образом, треть приходится на цифровизацию. Мы отстаем от передовых экономик уже сейчас в 10 раз по темпам цифровизации. И поэтому правильно, что правительство сегодня ставит перед собой эту задачу. Это существенно повысит производительность.

ИЛЬЯ СЕМИН:

– А можно уточняющий вопрос касательно цифровизации и социального аспекта цифровизации? Неделю назад Билл Гейтс заявил о том, что цифровизация настолько критична для новых рабочих мест, что не пора ли уже обложить подоходным налогом роботов? Потому что просто количество рабочих мест будет гораздо меньше.

На ваш взгляд, вот эти риски того, что цифровизация будет коренным образом менять структуру занятости с некоторыми социальными последствиями, как-то существуют? Вы их описываете в стратегии?

АЛЕКСЕЙ КУДРИН:

Мы про налогообложение роботов не пишем, конечно. Во-первых, это не самая удачная идея. Дело в том, что роботы разные. Не определена единица робота пока, по крайней мере, я пока не знаю. Человек – это понятно, со всеми его природно созданными возможностями.

Мы говорим о количестве рабочих мест, о производительности рабочих мест. Все роботы очень разные. И самые простые, как нам кажется, и уже понятные процессы – это тоже роботизация в нашей деятельности. Роботы очень разные, нужно будет определить, что мы подразумеваем под единицей роботизации нашей экономики.

Но я думаю, что в результате роботизации быстро растет прибыль автоматизированной компании. Они получают более высокую прибыль. И я считаю, что из нее и нужно помогать тем людям, которые высвобождаются - для их адаптации, переобучения. Нужно идти через общее налогообложение, а не придумывать налогообложение на робота.

Во-вторых, это будет, в том числе, налог на технический прогресс. Мне кажется, у нас в России задача сейчас обратная. Нам нужно ускорять технический прогресс.

тема:
выступление

первая полоса

Thumb 3

20.06.2017 Поездка в Архангельск 19 июня Алексей Кудрин провел рабочий день в Архангельске. В Северном арктическом федеральном уни...

Thumb forsite

05.06.2017 Беседы о будущем - выступление Алексея Кудрина на сессии «Россия 2035» в рамках ПМЭФ-2017 Начнем с главного – как меняется мир вокруг нас? На что нам следует обратить внимание, Алексей Ле...

È